У «монстра» на прицеле
Мы в ВКонтакте Наш канал в Twitter Мы в Одноклассниках Наш канал в Яндекс.Дзен Наш канал на Youtube
Обратный звонок +7 (342) 206-19-12
19.10.2022

У «монстра» на прицеле

Вот уже восемь лет периодически в разные учебные заведения страны приходят вооруженные преступники, пишет «Совершенно секретно». За этим следуют громкие посадки директоров школ и частных охранных предприятий.

Практически каждая такая трагедия выявляет множество недоработок и коррупционных схем на местах.

В обществе не прекращаются разговоры, что и как исправить. То ли усилить контроль над оборотом оружия, то ли заняться перевоспитанием подростков, блокировать сайты с сомнительным контентом или же оснастить каждое учебное заведение защитным оборудованием и посадить профессиональных охранников в бронежилетах и с пистолетами. ЧОПы разделились. Одни демпингуют и, соответственно, предоставляют некачественные дешевые услуги, другие борются с теми, кто демпингует. Росгвардия как регулятор посчитала ценообразование на услуги охранных предприятий в разных регионах и прописала это в специальном приказе Федеральной службы войск национальной гвардии РФ от 15 февраля 2021 г. № 45, но учебные заведения пользуются этим документом только в рамках своих возможностей – бюджетов, которые сами получают от города. Добросовестные организации вынуждены покидать рынок охраны школ и доказывать при этом, что за 16 тысяч рублей в месяц суперпрофессионал своего дела не сможет прокормить семью, а значит и в охрану учебных заведений не пойдет.

ПРЕСТУПНИК ПРИХОДИТ В ШКОЛУ, КОГДА ВСЕ УЖЕ СОБРАЛИСЬ

Утром 26 сентября психически-ненормальный инвалид второй группы открыл стрельбу в 88-й школе города Ижевска. Артём Казанцев много лет назад окончил это учебное заведение, и на момент нападения ему было уже 34 года. Преступник пришел в школу в толстовке со свастикой, в балаклаве, с двумя травматическими пистолетами наперевес, заряженными боевыми патронами.

Как рассказал «Совершенно секретно» член Координационного совета по вопросам частной охранной деятельности при ГУ Росгвардии по Москве, заместитель исполнительного директора СРО Ассоциация «Школа без опасности» Сергей Силивончик, «по статистике, человек, который идет совершать преступление в образовательное учреждение, он приходит, когда все уже собрались. В Ижевске Казанцев шел, когда начались уроки, в соответствующей амуниции деструктивных групп, в маске. Если бы школа была закрыта, охранник в глазок бы его увидел, он бы сразу нажал тревожную кнопку. Мы не умаляем заслуг охранников, которые встали на пути террориста и поплатились своей жизнью, но дверь в школу не была закрыта. Одну из главных задач – обеспечение пропускного режима – они не выполнили».

«Примерно в 11:30 я находился в школе на первом этаже у вахты, было начало урока. Он зашел с главного входа и начал стрелять по всем, кого видел. Я побежал в кабинет директора и сообщил о происходящем. Она сразу позвонила службам», – рассказал нашим коллегам из КП ученик 10-го класса. В итоге погибли 17 человек, из них 11 детей, два охранника 60-ти и 72-х лет. Ранения получили 25 человек, в том числе 23 ребенка, сообщил СК. Сам псих застрелился. Но жертв могло быть еще больше.

Следователи завели несколько уголовных дел, в том числе по факту возбуждения ненависти либо вражды (п. «а» ч. 2 ст. 282 УК России), так как Казанцев был приверженцем террористической организации «Колумбайн» (запрещена в России). Кроме того, Индустриальный районный суд Ижевска отправил под домашний арест директора частного охранного предприятия «Щит» Андрея Злобина. Он обвиняется по ч. 3 ст. 238 УК (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц). Следствие считает, что Злобин, осуществляя руководство деятельностью охранной организации, не обеспечил надежную охрану школы.

ЗАПРЕЩЕННОЕ В РОССИИ ДВИЖЕНИЕ «КОЛУМБАЙН» КАК СУБКУЛЬТУРА

Первый случай массового расстрела в российской школе произошел в 2014-м году. Тогда десятиклассник из Москвы Сергей Гордеев, вооруженный винтовкой и карабином, пришел в учебное заведение, застрелил учителя географии и взял в заложники одноклассников, а после прибытия наряда полиции убил одного сотрудника и тяжело ранил другого. Бутырский суд признал стрелка невменяемым и отправил на принудительное лечение. После стрельбы Гордеев рассказывал, что не хотел никого убивать: «Я хотел умереть. Мне интересно было узнать, что там – после смерти? Еще я хотел посмотреть, как люди будут реагировать на то, что я делаю».

До этого случая мир потрясали в основном выходки психов из американских школ. Психологи сходились в едином мнении о том, что это последствия повсеместного применения подростками из США антидепрессантов, зачастую просто для профилактики. После того, как в 1999-м году Дилан Клиболд и Эрик Харрис, ученики школы «Колумбайн» в штате Колорадо почти час ходили по территории и внутри здания и всех убивали, а потом сами застрелились, создатели компьютерных игр тут же почувствовали, на чем можно заработать, и в сети появилась чуть ли не целая субкультура. К, сожалению, Всемирная сеть не обошла стороной в этом плане и Россию – подобные комьюнити долгое время существовали в социальной сети «ВКонтакте».

В декабре 2018 года Владимир Путин подписал закон о немедленной блокировке сообществ и сайтов, на которых содержится информация, способная спровоцировать детей на совершение опасных для жизни противоправных действий. Администрация «ВКонтакте» утверждала, что мониторит колумбайн-сообщества, однако, по подсчетам, в 2018 году в таких пабликах состояло не менее 30 000 человек.

МИЛЛИАРДЫ НА БЕЗОПАСНОСТЬ В ИНТЕРНЕТЕ

В январе 2019 года Минобрнауки запланировало выделить 628 млн рублей на поиск опасной для детей информации в Интернете. Соответствующий законопроект ведомство подготовило совместно с Федеральным агентством по делам молодежи. Документ был размещен на федеральном портале проектов нормативных правовых актов.

«Субсидия предоставляется автономной некоммерческой организации «Центр изучения и сетевого мониторинга молодежной среды», учрежденной Росмолодежью. Деньги планируется выделить на выявление «новейших угроз, деструктивных и антиобщественных явлений и субкультур», которые распространяются среди детей и молодежи через Интернет, их изучение, а также на подготовку рекомендаций «по организации своевременного и эффективного реагирования на выявляемые угрозы» и разработку соответствующих методических материалов.

«Центр изучения и сетевого мониторинга молодежной среды» был создан в 2018 году после массового убийства в Керченском политехническом колледже. Тогда в результате взрыва и стрельбы погиб 21 человек из числа учащихся и персонала учебного заведения, включая предполагаемого нападавшего, пострадали 67 человек. В совершении преступления подозревали 18-летнего студента колледжа Владислава Рослякова. Тогда писали, что аккаунты в соцсетях Росляков практически не вел. Зарегистрированная на его имя страница «ВКонтакте» последний раз обновлялась в 2014 году. Но некоторыми средствами массовой информации было высказано предположение, что Росляков все же мог подражать действиям убийц из школы «Колумбайн».

В январе 2019-го Роскомнадзор также заключил соглашение с АНО «Центр изучения и сетевого мониторинга молодежной среды», в рамках которого ведомство намерено было «выявлять и пресекать распространение в Интернете запрещенной информации, направленной на склонение несовершеннолетних к противоправным действиям».

В 2021 году появилась новая информация про бюджеты на безопасность в Интернете – РБК писал о том, что «Центр изучения и сетевого мониторинга молодежной среды», созданный по поручению Президента РФ, может получить более 1,5 млрд руб. на организацию системы по выявлению учащихся, склонных к социально опасному и деструктивному поведению, на основе анализа их письменных работ. Деньги для АНО планировалось выделить в рамках федерального проекта «Социальная активность», ответственность за исполнение возложить на Федеральное агентство по делам молодежи (Росмолодежь). Бюджет разделили: по 551,1 млн руб. на 2022–2023 годы и 555,7 млн руб. на 2024-й.

«Совершенно секретно» пыталось получить комментарий у представителей АНО «Центр изучения и сетевого мониторинга молодежной среды» о том, какая ведется работа этой организацией, какие успехи и так далее, но на том конце провода с нами отказались общаться. Более того, отказались назвать имя руководителя, которому нужно писать письмо, сославшись на то, что это секретная информация.

В одном из интервью в 2019-м году директор АНО «Центр мониторинга молодежной среды» Денис Заварзин (нам сообщили, что он уже не работает в организации), отвечая на вопрос о задачах центра, говорил: «У всех у нас есть дети, младшие сестры и братья, племянники… Все они читают, смотрят видео, слушают музыку через гаджеты в Интернете. Посмотрите, сколько за последний год случаев нападений школьников с оружием на одноклассников и учителей, суицидов, случаев, где дети агрессивно реагируют на простые, казалось бы, ситуации. Это говорит о том, что мир глобален, открыт. А мы еще не научились защищаться, не научились ограждать от этого своих детей. Это мы и видим своей главной целью».

Автор «Совсека» помониторила социальные сети и лично смогла убедиться в том, что группы фанатов «Колумбайна» на сегодняшний день там существуют, также имеется большое количество аккаунтов с весьма сомнительными призывами и идеализацией смерти.

ОДЕРЖИМЫХ СЛОЖНО ОСТАНОВИТЬ

Заведующий кафедрой психологической помощи и ресоциализации факультета психологии МГУ, доктор психологических наук Мадрудин Магомед-Эминов объясняет, как «на основе кровожадных сцен в массовой культуре, в соцсетях и внутренних обид возникает навязчивое состояние: человек становится монстром, одержимым своей исключительностью и превосходством. Обычные бытовые обиды вызывают жажду мести, наполняющую его сознание. В этот момент два фактора активируют «монстра» к действиям: примеры похожих ситуаций и стремление показать, что «я сам право имею».

Семейный психолог, отец пятерых детей Александр Клиндухов комментирует «Совершенно секретно», что, если человек уже одержим преступлением, предотвратить это невозможно. Общество, по сути, вынуждено только разгребать последствия того, что взрастили родители. «Корень проблемы в семье, – говорит Клиндухов. – Если родитель видит своей задачей только накормить и одеть, то это уже страшно. Он не знает, что тревожит ребенка, чем он живет. Зачастую, если ребенок не оправдывает ожидания родителей, происходит конфликт. Это подталкивает его замкнуться, ведь, по его логике, чем меньше родители знают о трудностях, тем меньше будут наказывать. А потом он ищет авторитет и чаще всего в образе разрушителя».

УСИЛИТЬ ОХРАНУ

Получается, что глобально проблему так быстро не решить. Нужно работать с обществом, с семьей, очень активно проверять группы и аккаунты в соцсетях. То есть можно полагать, что прямо сейчас где-то может «зреть» очередной потенциальный преступник, которого вряд ли пугает смертная казнь – такую меру предложили ввести некоторые депутаты. Именно поэтому тревогу бьют родители и охранное сообщество.

После стрельбы в Ижевске провели опрос 50% его участников полагает, что в школах необходимо установить профессиональную охрану. Дежурить на входе должны подготовленные сотрудники спецслужб, которые в случае необходимости всегда смогут дать отпор и остановить любого преступника.

«В каждой школе нужно установить профессиональную охрану. И металлоискатели, и видеокамеры по всему периметру школы. Заборы надо закрывать, пока дети учатся, а открывать только в присутствии вооруженного охранника», – предлагает участница опроса.

По словам члена Координационного совета по вопросам частной охранной деятельности при ГУ Росгвардии по Москве, Сергея Силивончика, «говорить о стопроцентном предотвращении нет смысла. Даже, если школу превратить в бункер, человеческий фактор никто не отменял. Есть работающие способы, которые позволяют эту угрозу минимизировать. На сегодняшний день система охраны Москвы – пример для других регионов. Появилась такая профессия – работник по обеспечению охраны образовательных организаций. И есть профессиональный стандарт, который предъявляет к охранникам школ определенные требования».

НОВАЯ МОСКВА ИЛИ РУБЛЁВКА?

Автор «Совершенно секретно» решила сравнить две школы на предмет принятых мер после случая в Ижевске. Мы сходили в обычную государственную школу в Новой Москве и в элитную частную гимназию на Рублёвке.

В государственной школе шли уроки, когда мы оказались на территории. Снаружи учебное заведение в Троицком Новомосковском округе обнесено забором. Две калитки открыты. Сразу же бросились в глаза окна на первом этаже, где шли уроки. В самом здании первая дверь оказалась открытой, на входе стояла охранница, женщина лет 45-ти. С улыбкой она спросила, куда мы идем. Справа от входа уже внутри здания находится будка с окошком. Там вторая охранница. Женщины рассказали корреспонденту «Совершенно секретно», что пока ничего не изменилось в их работе. Так же, как и раньше, не пускают родителей, хотя дверь открыта. Но, мол, нажать на тревожную кнопку все равно получится, если преступник не усыпит бдительность. «Здесь в кармане у нас кнопка. Полиция быстро «прилетает». Как-то случайно нажалась, они мгновенно тут. Молодцы. У нас на кнопку нажать – это главное». На вопрос корреспондента: «Вы не боитесь работать?» Женщины отвечают: «А что делать? Мужики не хотят. Жены работают. Платят мало. Мы со Ставрополя. Там еще меньше платят. Мы работаем круглосуточно, по сменам. Нас сменят потом муж с женой». В момент разговора с охранницами в коридор выходит школьный психолог. Она рассказывает автору «Совершенно секретно»: «Что поменяется? Заборы, может, поставят трехметровые, родителей не пускать – вот все указания. А как мы можем отследить? Это нереально. Подозрительных у нас полно, но выявить мы их не можем. А вдруг мне кажется. Как я докажу? Я могу выявить склонность к агрессии. И что? Может быть, это ситуативно. С утра с мамой поругался, поэтому в таком настроении пришел. Все проблемы из семьи. Если у него есть такая цель, он проберется».

Фото_19_13_Мон.jpg 

Одно из самых старейших пафосных учебных заведений страны. Школа «Президент» в элитном поселке Жуковка на Рублёво-Успенском шоссе. Здесь учатся дети небедных родителей, так как прайс за годовое обучение достигает в среднем около 2 миллионов рублей. Говорят, эту гимназию окончили дети многих олигархов, чиновников, звезд шоу-бизнеса. Здание школы похоже на поместье в Англии. Территория огромная – больше 15 тысяч квадратных метров.

Фото_19_12_Мон.jpg 

Залитая осенним солнцем она кажется еще красивее и величественнее. Со всех сторон территория окружена мощным высоким забором с острыми наконечниками. Много камер. Мы подходим к калитке. Там за забором кирпичная будка, рядом с ней металлические вертушки. Из окошка будки выглядывает охранник. Он давно наблюдает за нами, мужчина в футболке приветливо улыбается. Он рассказывает автору «Совсека», что в школу «муха не пролетит» незамеченной: «Я здесь стою, еще два росгвардейца стоят. У нас все под камерами. Родители могут войти на территорию, но в саму школу нельзя».

ВСЕ УПИРАЕТСЯ В ДЕНЬГИ

Сергей Силивончик рассказывает, что ассоциация, в которой он работает, «Школа безопасности», объединяет ЧОПы в рамках Москвы. «Мы выступаем за то, чтобы на рынке работали профессионалы, которые оказывают услуги высокого уровня. У всех есть дети. Мы когда разговариваем с представителями различных государственных органов, когда речь идет про их конкретных детей, вопрос денег не стоит так остро. А когда мы говорим о других школах и детях, почему-то бюджеты режутся. Они понимают, что охранные качественные услуги должны достойно оплачиваться. Но о передаче функций охраны Росгвардии речи не ведется. Это нецелесообразно. Есть нацпроект «Образование» и программа, надо туда закладывать средства, чтобы не было коррупционной составляющей. Привести в порядок категории школ. В старых школах требуется время, чтобы все организовать, как положено. В новых сразу предусмотрено размещение поста охраны, системы безопасности, там и ЧОПы другие, а не эти, которые выставили двух «потеряшек». Нужно вести работу по контролю охранных услуг. Должны быть единые правила. Есть нормативно-правовая база, которая позволяет установить вменяемую стоимость, за которую смогут работать профессионалы. И нормативно-правовая база, которая позволяет обеспечить качественную охрану школ».

Фото_19_14_Мон.jpg 

ДЕМПИНГ НА РЫНКЕ ОХРАННЫХ УСЛУГ

Газета «Совершенно секретно» пообщалась с директором одного из самых крупных охранных предприятий в Перми «Цербер». Напомним, что ровно год назад в Пермском университете, первокурсник Тимур Бекмансуров расстрелял шесть человек, пострадали еще 40. Он пришел в вуз, вооруженный охотничьим ружьем, в это же время в его соцсетях появился пост, где он признался, что планировал совершить массовое убийство еще в середине 10-го класса: «Не знаю, скольких я смогу убить, но я сделаю все, чтобы забрать с собой, как можно больше».

Фото_19_15_Мон.jpg 

После трагедии вскрылась куча «гнойников» и воровства: СК выявил коррупционные схемы – сотрудники администрации Пермского госуниверситета стали фигурантами уголовных дел. Кроме того, в вузе не работала система оповещения при терактах.

Вице-президент ФКЦ РОС, генеральный директор ГП «ЦЕРБЕР» Андрей Козеев, который раньше охранял половину всех учебных заведений города, рассказал нам, что после страшной трагедии встречался с замглавы Перми и обсуждал вопросы качества и финансирования охраны. «Из бюджета 120–150 рублей человек/час – это максимум платится охранному предприятию. Кто пойдет работать за эти деньги? Охранные организации идут на разные ухищрения: берут всех подряд, не трудоустраивают, не платят налоги, охранникам отдают на руки рублей по 80 за час. У нас сейчас работает такой тип охранных организаций, который вызывает много вопросов. Они занимаются демпингом на рынке», – комментирует директор «Цербера».

Фото_19_16_Мон.jpg 

Сейчас организация Козеева охраняет всего две школы в городе и то только потому, что это его личное желание – там дети знакомых учатся. «Мы практически там софинансируем охрану. Это меньше 1% дохода моего предприятия. Откуда взять деньги? Законодательно все закреплено. Надо только выполнять. Наши заказчики используют в своих интересах бюджетный кодекс и 44-й Федеральный закон выборочно, так, чтобы было дешевле. У меня теща директор школы. И ей приходится выбирать, кто даст цену наименьшую.

Заказчики хитрят и используют только часть законодательства, прикрываясь тем, что им выгодно. Есть еще конкурсная сторона медали, где есть важная позиция – опыт работы, а они проводят только аукционы».

15 февраля 2021 года был подписан 45-й приказ Федеральной службы войск национальной гвардии РФ, в котором прописано по всей стране, сколько должны стоить услуги охранника. Если ниже МРОТ, то это уже нарушение закона в отношении охранной организации. По словам представителей ЧОПов, учебные заведения пользуются этим приказом по факту выборочно, только в той части, которая им выгодна, в рамках своего бюджета. Кроме того, как говорит Козеев, «в Федеральном законе есть статьи, которые обязывают заказчика при наличии нацстандартов, их обязательно использовать в конкурсной типовой документации. Если они этого не делают, то должны обосновать, почему.

Этот нацстандарт разрабатывали крупные российские организации. Росстандарт утвердил. Для нас, добросовестных охранных организаций, в этих нацстандартах четко прописано, что должен уметь охранник, иметь пост охранника, какие руководители должны быть, группы немедленного реагирования и так далее. Если все это проверять дотошно, то и проблем не будет. Должна быть сертификация у организаций».

НАДО МИНИМУМ ПЛАТИТЬ 250 РУБЛЕЙ В ЧАС

В Перми несколько охранных организаций уже получили сертификаты соответствия национальным стандартам. «Это и есть проверка качества. И тогда не надо «грузиться» директору учебного заведения, разбираться отдельно во всех тонкостях охранной деятельности. И мы избавимся от тех, кто демпингует, – объясняет директор «Цербера». – Цена должна быть за круглосуточный пост 250 рублей в час, например. А за 8-ми часовой 380 рублей в час. А это для Пермского бюджета непосильно. Законодательно есть база, на что опереться. Но закон не хотят исполнять.

Заместитель исполнительного директора «Школы без опасности» Сергей Силивончик согласен с директором ЧОПа из Перми. «В регионах зачастую охрана финансируется по остаточному принципу, – комментирует Силивончик. – И таким образом качественные услуги организовать невозможно. Мы на всевозможных площадках выступали. И на уровне Общероссийского народного фронта, и Общественной палаты, встречались с руководствами регионов. Везде наталкиваемся на разные проблемы. Многое зависит от губернатора, главы города. Где хороший хозяйственник, там все налаживается и в плане безопасности, и в плане обеспечения. В Москве, благодаря мэру Сергею Собянину, руководству Департамента образования, создали рабочую группу, и система комплексной безопасности тут совсем другая. Проблему демпинга можно решить только путем взаимодействия заказчика, регулятора – Росгвардии и ЧОПов. Потому что если заказчик согласен на ЧОП «для галочки», то никакая нормальная охранная организация не сможет выиграть конкурс. Надо понимать какую цель мы преследуем: потратить минимальное количество денег или обеспечить безопасность детей».

«ОХРАННЫЙ БИЗНЕС НЕ МОЖЕТ СЕГОДНЯ ГАРАНТИРОВАТЬ АДЕКВАТНЫЙ ОТВЕТ ТАКИМ ТИПАМ, КАК В ИЖЕВСКЕ»

Директор «Цербера» рассказывает, что далеко не всякий претендент на место охранника может действительно работать. «Нам подходит только одна треть человеческого потенциала – психологически пригодных к нашей работе, – поясняет «Совершенно секретно» Андрей Козеев. – Это врожденный тип темперамента: не паникеры, не трусы, не слабаки. А дальше уже нам нужен только мужчина, служивший в армии, здоровый, крепкий, с огромным опытом на уровне инстинктов. Итого 3% работоспособной части населения. В Перми сегодня около 17 тысяч охранников. Из каждого десятка только 1 может быть полностью пригоден к нашей работе. Это «золотой» человеческий фонд. Вы думаете, что он будет за 17 тысяч рублей работать? Нет. В итоге работают те, кто, скорее всего, побегут или не смогут сориентироваться в критической ситуации. Охранный бизнес не может сегодня гарантировать адекватный ответ таким типам, как в Ижевске».

Руководитель группы охранных организаций «Застава» из Татарстана Сергей Толстых не хочет связываться с учебными заведениями. По его словам, «сейчас школы в таком положении, что они готовы практически любого взять, кто заключит договор. У нас ЧОПы не хотят сотрудничать со школами. Чуть что, во всем виноват охранник и директор ЧОПа». В мае 2021 года в одной из Казанских школ не сработал магнитный замок на двери, а потому вооруженный Ильназ Галявиев без труда вошел в учебное заведение. Его пытался остановить 62-летний вахтер, за что получил несколько зарядов картечью. Преступник убил 7 детей и 2-х учителей. Еще 24 человека пострадали. Было возбуждено уголовное дело о массовом расстреле в казанской школе № 175 в отношении генерального директора ООО «Ваша безопасность» Сергея Иванова. Его фирма по муниципальному контракту обслуживала там систему контроля и управления доступом.

ПОЗОР, ЕСЛИ РОДИТЕЛИ БУДУТ ДОПЛАЧИВАТЬ ЗА ОХРАНУ

Директор «Заставы» из Татарстана Сергей Толстых комментирует, что «в городе Казани средняя заработная плата инспектора охраны за сутки 2000–2500 р. Есть и дешевле. За такие гроши как жить? Минимальный размер оплаты труда по Татарстану – 16700 р. Школа тоже школе рознь. Бюджетом не предусмотрено нормальное финансирование. Но где-то одни родители предлагают скинуться и доплачивать, а другие против, так как, обеспечивать безопасность ребенка – обязанность государства».

Вице-президент ФКЦ РОС, Андрей Козеев из Перми категорически против участия родителей в финансировании охраны учебных заведений: «Я считаю позором, если родители будут доплачивать за охрану».

Член Координационного совета по вопросам частной охранной деятельности при ГУ Росгвардии по Москве Сергей Силивончик добавляет, что «есть нормативно-правовая база, которая позволяет установить вменяемую стоимость, за которую смогут работать профессионалы, и нормативно-правовая база, которая позволяет обеспечить качественную охрану школ. Должны быть желание и бюджет, чтобы эти требования выполнить. Невозможно решить проблему исключительно проверками ЧОПОв, усиленными мерами по контролю оборота оружия. Как показывает практика – оружие не всегда получено легально. Человек может и с топором прийти, с коктейлем Молотова. Вопрос в том, что какой-то конфликт уже допущен и человек просто ищет средство».

Напомним, что в 2018-м году в московскую школу пришел с топором отец одной из учениц. Охранница тогда успела нажать на тревожную кнопку в кармане, и приехал наряд Росгвардии.

По словам Силивончика, Росгвардия как регулятор принимают активное участие в жизни охранного сообщества. «Они поддерживают некоторые инициативы, которые исходят от охранного сообщества, – говорит зам руководителя «Школы без опасности». – Качество диалога за последнее годы очень выросло».

УКРЕПЛЕНИЕ ОБЪЕКТОВ ДОЛЖНО БЫТЬ. ЗАЩИТА ОХРАННИКОВ СТАТЬЯМИ УК РФ И ДОСТОЙНАЯ ОПЛАТА

Как выглядит идеально защищенное учебное заведение, по мнению директоров охранных предприятий? Наверное, так же, как это организовано в элитных гимназиях на Рублёвке. «Укрепление объектов должно быть, – говорит директор Пермского «Цербера» Андрей Козеев. – Будка охранника на воротах и на калитке. Вертушки, видеонаблюдение, которое кто-то постоянно мониторит где-то. Вертушки должны быть такими, чтобы не было очереди, чтобы дети не мерзли на улице. Должна быть тревожная кнопка на входной группе. Охранник должен быть защищен бронестеклом, бронежилетом, чтобы он не становился пушечным мясом. Если в фойе, то охранник тоже должен быть спрятан за бронестеклом. И вертушки до потолка. Газовые баллончики – такая система, которую можно использовать, она безопасна, и, максимум, все прослезятся. Надо думать о каждом классе. В каждом классе тоже тревожная кнопка. Дверь на задвижку. Окна в решетках, но с учетом требований МЧС. Все эти решения должны быть согласованы».

«Что я предлагал изменить? – продолжает директор «Заставы» из Казани Сергей Толстых, «чтобы после армии, после МВД и других ведомств на пенсии люди хотели идти в охрану школ, нужно для начала поднять зарплату. Кроме того, в УК РФ есть такие статьи 317 и 318 покушение на жизнь правоохранительных органов и муниципальных служащих: ударил, оскорбил и так далее. Государством эта категория лиц защищена. Охранники никаким образом не защищены. И третья проблема – законодательство по частной охранной деятельности было написано 30 лет назад, закон устарел. Кого можно сегодня взять в охрану? Любого гражданина РФ, не имеющего судимость, достигшего 18 лет и до того момента, пока его вперед ногами не вынесут, без психологических и физических видимых отклонений. То есть очень низкие требования по медкомиссии. А нужно: физически здоровый мужчина, достигший 21-летнего возраста. До 60 лет, к примеру. Чтобы после 50-ти он проходил медкомиссию. Поднять статус охранника, защитить его законодательно, социально. Тогда сдвинется с мертвой точки вопрос с точки зрения контингента, качества. Но таким образом мы решим 1/3 проблемы. Образование и культура. Растить здоровое общество. Запретить пропаганду насилия, идеализацию оружия. И третье – должна быть идеология. Я являюсь помощником депутата ГД РФ Артёма Прокофьева. С этими инициативами выходил на него. Документы на рассмотрении сейчас в профильных комитетах».

В свою очередь, Сергей Силивончик из Ассоциации «Школа без опасности» добавляет: «частная охрана сегодня обладает большим количеством экспертов-практиков, которые понимают, что с этим делать. Но, если это никому, кроме нас не нужно, сколько бы мы ни разрабатывали методических материалов, делились опытом, это бессмысленно. И будет тогда так: одни делают вид, что платят, а другие, что работают».

ДАВАЙТЕ ПОСМОТРИМ ВОКРУГ СЕБЯ

Пока мы готовили этот материал, пришли просто поражающие своей жестокостью новости из Тайланда. Бывший полицейский во время тихого часа явился в местные ясли, где сначала открыл огонь на поражение и убил воспитателей, а потом пошел в спальню и зарезал там 22 из 23-х спящих в кроватках малышей. Некоторым из них было всего по два года. Потом преступник поехал домой, где также убил свою жену и малолетнего сына, а заодно и себя.

Тайская пресса написала, что во время нападения бывший полицейский мог находиться в состоянии наркотического опьянения. 34-х летний маньяк употреблял психотропные, постоянно угрожал соседям, иногда и пистолетом, но никто не предпринял попыток предупредить исходящую от него опасность.

Обществу свойственно в любой ситуации постоянно винить, кого угодно: охрану, учителей, правительство. Но, может быть, стоит начать с себя? Посмотреть, как мы воспитываем своих детей, кого взращиваем мы. Может ли каждый из нас на сто процентов быть уверен в том, что знает своего ребенка? Почему бы еще не посмотреть по сторонам? Может быть, в соседней квартире живет подозрительный тип, поведение которого давно вас беспокоит. И если мы будем более внимательными, без паранойи, конечно, а просто более внимательными и участливыми, то, вероятно, какого-то процента трагедий получится избежать.

Фото из архива автора
Автор: Леся ДУДКО


Возврат к списку