Пресса о нас | Группа предприятий «Цербер»
30.04.2013

ИНТЕРВЬЮ С ГЕНЕРАЛЬНЫМ ДИРЕКТОРОМ ГП «ЦЕРБЕР» А.Г.КОЗЕЕВЫМ НА САЙТЕ АГЕНТСТВА НОВОСТЕЙ ОХРАНЫ «ПУЛЬТ».

Считается, что технологическая отсталость российской частной охраны – важный фактор, тормозящий развитие охранного дела. А техническая модернизация – путь к повышению качества услуг, прибыли охранных компаний и зарплат охранников. Обычно утверждается, что модернизация тормозится из-за того, что в ЧОПах нет денег на новые технологии. Были бы деньги – купили бы всё новое и зажили всласть…

Пульт обратился к руководителю одной из самых технически продвинутых российских охранных компаний – Андрею Козееву, возглавляющему Группу предприятий «Цербер», с просьбой ответить на вопрос:

Если у ЧОПа вдруг появились деньги на модернизацию, модернизация состоится автоматически, или за горизонтом экономической проблемы появляются другие препятствия?

Пульт. Андрей Геннадьевич, Вы неоднократно в «Цербере» кардинально обновляли технологии в своей компании. Скажите, при наличии необходимых денег, насколько просто найти на рынке подходящие технологии? Нет ли такого, что необходимых технологий просто нет на рынке, или они не инсталлируются в нашу российскую действительность, или нет кадров, чтобы работать на новой технике? И так ли высок экономический эффект от внедрения новых технологий?

Андрей Козеев. В качестве примера, могу рассказать о реализации нашего проекта БРИГ-59. Полное название – «Быстрое реагирование и гарантия безопасности». Этот проект мы ведём третий год. Под него мы объединили несколько охранных организаций края, составили стандарт работы. Это стандарт по мониторингу, по реагированию и по документообороту. На свои деньги поставили партнёрам унифицированные пульты в 20 крупнейших населённых пунктах Пермского края.

Пульт. Под эту программу был конкретный заказчик?

А.К. Не было. Делали на свой страх и риск. Мы понимали, что сворачивается вневедомственная охрана и делали этот проект под Сбербанк, имели в виду ещё некоторых сетевых заказчиков. Мы знали, что спрос на эту услугу будет. К моменту, когда вневедомственная, действительно, ушла, мы подготовили базу, чтоб эти объекты упали в наши руки.

Итак, мы подключили к этому проекту небольшие охранные компании в разных населённых пунктах, поставили им оборудование. До того, эти компании не обладали подобными технологиями и охранять объекты такого уровня не могли. Вместе мы теперь можем.

Все пульты у нас выведены на единый мониторинг, который мы можем в любой момент продублировать на монитор заказчика. Он может сам за своим объектом смотреть. Кроме того, за полгода работы наши партнёры установили в своих машинах спутниковую навигацию, чтобы их работа была прозрачна для нас и для заказчика. Таким образом, проект состоялся. Но техническое решение мы искали долго, и долго учили его работать.

Пульт. Техническое решение – это был готовый пакет программного обеспечения, который куплен и включен? Или это создавалось по частям в течение долгого времени?

А.К. Было закуплено решение, которое оказалось на поверку сырым. Мы его год доводили самостоятельно, пока не заставили работать.



Техническое решение пришлось дорабатывать больше года

Пульт. Вы спланировали определённую сумму, период времени, объём усилий. Исходили из того, что с определённого момента уже станете оказывать новую услугу и получать новые доходы. Всё пошло не так. Ушло больше времени и денег, доходы пришли гораздо позже… Это ситуация типовая?

А.К. Это риски, как в любом бизнесе. А ситуация типовая. Я ещё не встречал, чтоб какую-то программу, какое-то техническое решение мы купили, и оно сразу работало. Работало, как написано в паспорте, в описании… Всегда есть изъяны, недоработки.

Пульт. Нельзя взять в кредит в банке миллион, принять решение купить программный пакет и железки, и с завтрашнего дня планировать выйти на рынок с новой услугой и заработать к концу года два миллиона. Окажется, что выйдешь с услугой через год, потратишь два миллиона, а может, и больше.

А.К. В данном конкретном случае провозились год. При том, что мы брали на вооружение уже знакомую технологию, и нам было немного легче. Огромное разочарование пережили, когда убедились, что в качестве сетевого решения, эта технология не работает, и её надо доделывать.

Половину 2010-го года и весь 2011 год мы работали над техническим решением. Под конец 2011 года начали монтировать пульты у наиболее надёжных партнёров. Весь 2012 год проект отрабатывал вложенные деньги. Вышли на прибыль в марте 2013 года.

Пульт. То есть два года на установку и два года работы проекта до выхода на прибыль – всего 4 года. А в деньгах речь идёт о каких суммах затрат?

А.К. 20 населённых пунктов, каждый по 200-250 т.р. Кроме этого мы наняли двух специалистов. Один, прошедший специальное обучение, ездит по населённым пунктам, тренирует ГБР и операторов. И один инженер, так же специально обученный, занимается обучением инженеров и техников. Если их зарплату сюда приложить и иные затраты, то где-то 7-8 млн. р. мы в этот проект вложили. Конечно, мы наращивали это качество под запросы Сбербанка, но сейчас эта услуга распространилась на всех наших клиентов. Технические решения, применённые в БРИГе мы планируем внедрить и в проекте «Зелёный коридор». На выходе мы получили кардинально новое качество работы, значительно развили не только пультовую охрану, но в целом модернизировали все свои услуги.



Пультовая охрана для физлиц ?

Пульт. Многие в охранных структурах сейчас рассматривают в качестве перспективного рынка массовые услуги физическим лицам. Так называемый средний класс, не окученный ещё ни кем, но готовый сколько-то тратить на безопасность. В идеале рисуют картину, когда гражданин получает возможность с мобильного телефона срочно вызвать группу, если что-то случилось, и в месяц за это платит какую-то совсем небольшую абонентскую плату. Или даже покупает эту услугу в пакете с телефонным тарифом.

А.К. Я видел нечто похожее в Финляндии во время недавней поездки по Европе делегации КЦ РОСС.

Пульт. Считается, что у нас такое реализовать не получается, потому что нет денег. Слишком большие нужны вложения, неподъёмные для даже крупных охранных структур. Есть ещё правовые и организационные сложности, но в качестве главной проблемы всё-таки указывается финансовая.

А.К. Это большое заблуждение. Я думаю, основное препятствие скорее техническое. Во-первых, привязка безопасности к мобильной связи рано или поздно кончится плохо. Мы сейчас уже хорошо знаем, что такое наша сотовая сеть. Не хуже знаем, что такое наши проводные операторы. Не знаю, как в Москве, — в Перми обманывают, врут. Качества никакого нет. Надёжности связи нет.

Пульт. В Москве тоже полно мешков, где мобильник не ловит.

А.К. Мешки само собой, но даже не в них дело. Сбои бывают. Там, где связь сегодня вроде хороша, завтра в любой момент может что-то рухнуть. Во-вторых, сегодня связь, в том числе и 3G, имеет голосовой приоритет. Если на одной соте есть возможность соединения ста человек и не больше, то когда 98 человек общаются, 2 канала остаётся на интернет или GPRS. Но если в этот момент ещё два человека подключились, то эти каналы сразу рвутся, и интернет, и GPRS не работают. Только 4G выводит на другой уровень. А так, в праздничные дни или в другие моменты, когда сразу много людей звонят одновременно, с сотовой связью беда. И с проводной тоже.

У нас в головном офисе толстый провод, платим за большой поток, огромные мегабиты. На мониторе картинка хорошая. А реально сюда заходит какая-то возможность, а потом делится на группу зданий, офисов, организаций… И если все подключаются одновременно, мы реально видим, что у нас до заявленных характеристик связи очень далеко. Это линейные каналы. А по сотовым каналам строить безопасность тем более чрезвычайно неразумно.

И ещё существуют очень простые, дешёвые, от 80 долл. и выше системы глушения. Это маленький приборчик, которым не сложно отключить связь в целом здании. Это не совсем глушение, как при подавлении радиоканалов. Цифровой сигнал – это код, поток нулей и единиц. Цифровой глушитель вставляет хаотично в этот код свои единички и нолики, так, что код потом приёмным прибором не читается. Вы смотрите на свой сотовый телефон, вроде связь стопроцентная, а он не соединяет, не разговаривает. Сейчас подавить GPRS канал слишком дёшево и просто. Строить на этой зыбкой основе безопасность клиента – значит его обманывать.

Пульт. Эта идея скорее принадлежит экономистам, чем технарям. Есть мнение, что в одной только Москве есть миллион физлиц, готовых платить сто рублей в месяц за безопасность, если это будет для них достаточно просто организованно. Не набирать 11-значный номер, не рассказывать дежурному суть происшествия, не диктовать адрес… В идеале – фиксированная кнопка на сотовом телефоне с автоматической передачей сигнала тревоги и координат в Дежурную часть ЧОПа.



С нынешним качеством связи с координатами будут проблемы

А.К. С координатами тоже есть проблема. Если мы говорим о сотовом телефоне, то координаты будут с точностью 100-150 м, а то и до 500 м, смотря, в какой местности. Точнее он не даст. Только если три соты одновременно видят этот телефон, получится координата с точностью до 30 м. Но, чтобы три соты одного оператора одновременно одну трубку видели, это вряд ли в России возможно. При точности в сто метров, как человека в городской черте найти?

Чтобы получить координаты с точностью до здания, этажа, квартиры и т.д., нужен спутник. Новые телефоны, оснащённые спутниковой навигацией могут сработать. Он свою координату знает всё время с точностью 3-5 метров, и если кнопку тревоги нажал, то он эту координату по сотовому каналу отправит оператору на пульт, который должен быть оснащён соответствующей картой.

Но тогда встаёт вопрос питания этого телефона. Требуется, чтоб спутниковый навигатор был включён постоянно, а стандартной батарейки хватит на 2-3 часа. Без включенного постоянно спутникового навигатора всё приходит к точности координат сотового телефона – 100-150 м.

Пульт. То есть с телефоном номер не проходит, и здесь не в финансировании проблема. Технологии этой пока нет?

А.К. У нас есть отдельная железяка, за которую люди в Перми платят 5 тысяч в месяц, но она надёжна. У неё дублированный канал, она и по спутнику себя позиционирует, и по сотовому передаёт информацию, и питания ей хватает на 12 часов. День она работает, ночью успевает зарядиться. Но обычный гражданин, не имеющий постоянных угроз не будет с этим связываться. Помучается и бросит.

Пульт. Удобство услуги в том, что клиент ничего не делает, ни во что не вникает, и почти ничего не платит. Только в какую-то страшную единственную в жизни минуту жмёт кнопку.

А.К. Есть еще другие возможности спутниковой связи, но это слишком дорого для физлиц, для простых людей. Это для тех, у кого есть реальные угрозы, и готовность платить за безопасность достаточно много, чтоб обеспечить надёжность.

Для граждан мы пробовали предлагать эконом-вариант с разбивкой их повседневного маршрута на четыре сегмента. В зависимости от того, на какой части маршрута с клиентом случилась беда, он жмёт соответствующую клавишу с цифрой от 1 до 4. Это какая-то привязка, и ГБР просто ехала, например, по его маршруту «с работы домой» и искала его. Но эта услуга не пошла. И мобильные кнопки не пошли. Слишком не удобно. Нет пока технологии, которая бы обеспечила возможность физлицу на улице в движении дать защиту при нападении, при резком изменении обстановки.

В принципе, по многим проблемам технологических решений в природе пока нет или они сырые и требуют от вас огромных усилий, прежде, чем вы превратите это в рыночную услугу.

Возврат к списку